/ +7 (495) 665 48 37

Кишинев - один для всех

Кишинев - один для всех 15.10.2015

Кишинев - один для всех

Жить в городе и не любить его — все равно, что спать с нелюбимой женщиной
14 октября кишиневцы отмечают День города. В этом году, кроме традиционных праздничных мероприятий, в рамках фестиваля «Дни российского кино в Молдове» состоится знаковая презентация книги воспоминаний «Мой Кишинев». В ней собраны самые яркие воспоминания кишиневцев и гостей города со всего мира. Автор идеи книги кинопродюсер и издатель Владимир Пирожок, по совместительству генеральный продюсер фестиваля, поделился впечатлениями с журналистом allmoldova.
Поздравляю с дебютом книги. Как родилась мысль ее написать?
Наверное, каждый на определенном этапе жизни задумывается о своих корнях. И понимает, что место рождения удивительным образом связано с дальнейшей судьбой. Понимание того, что началом жизни стал город, вызывает острое желание увековечить память о нем в книге. Ведь корни, истоки, род, родители — все это звенья одной цепи. Такие книги обречены на вечность.
Наверняка, мнения горожан о Кишиневе, которые попали в книгу, отбирались по каким-то критериям. По каким? Чей портрет имел шанс попасть на страницы «Моего Кишинева»?
Эта книга создавалась «на ощупь». Во многом стихийно, хотя идея появилась давно. Было очевидно, что необходимо объединить всех благодарных кишиневцев мира. Ими стали уроженцы города трех столетий. Мы работали параллельно с исторической группой: кто-то изучал архивы, кто-то искал свидетельства о Кишиневе Пушкина, Еминеску, Толстого, Щусева. Отдельно организовали поиск градоначальников Кишинева, преимущественно 19 века.
Кишинев – город моего отца. Бросил клич. Обратился к Кириллу Кавальджи – блестящему поэту, мудрецу. Он — к своему другу и дальше все пошло по цепочке.
Знал, что Михаил Калик кишиневец. Мы написали ему в Израиль. Знал, что дирижер и скрипач Валера Ворона дорожит тем, что многие годы работал в Кишиневе. Так стихийно подключились многие жители города: Петр Лучинский, Николай Черный. Спасибо Дорину Киртоакэ, который поддержал деньгами. Его интервью открывает книгу.
Кто из авторов больше всего впечатлил вас и чем?
Не хочу быть пристрастным. Мне нравятся все воспоминания, ведь они абсолютно искренние и связаны с детством. Как тепло о нем вспоминает Наташа Мокрицкая, Саша Олешко, или известный режиссер Николай Лебедев. Удивительное литературное воспоминание оставил кишиневец Владимир Николаевич Новосадюк. Конечно, не оставляет равнодушным писательский стиль Ковальджи. Проникновенные строки о городе, о своем поклонении Эмилю Лотяну написала Светлана Тома. Прекрасные воспоминания оставил Евгений Дога, не только талантливый, но и блестящий литератор. Книга захватывает. Начиная с первых строк Еминеску и завершая заметным текстом директора гостиницы Нобель. Все очень трогательно.
В ваших словах чувствуется особое отношение к Кишиневу, хотя вы родом из Кагула. Чем вызвана такая любовь? Помните свой первый приезд в столицу?
Это город моего отца, что многое объясняет. Здесь, на Армянском кладбище, покоятся бабушка и дедушка, которые умерли в июле 1941 года от брюшного тифа. Третьим должен был стать мой отец, тогда 16-летний юноша, но он выстоял. И через 11 лет родился я. Как я могу не любить Кишинев, если для меня, кагульчанина, каждая поездка в Кишинев была открытием в мир культуры. Первая опера – это кишиневский театр. Помню премьеру «Ждите нас на рассвете» Э.Лотяну. И таких фильмов было множество. Я и сейчас очень люблю Кишинев за особое очарование, озерность. Здесь много воды, зелени. Здесь я по-настоящему отдыхаю.

В разные исторические эпохи с городом происходят хорошие и плохие изменения. Кишинев каких времён вам ближе?
Память любого человека избирательна. Конечно, в детстве небо кажется голубее, мармелад слаще. И, безусловно, мне дорог город 60-70 годов. Можно говорить, что сейчас все не то, но это неправда. Город, как человек: старость, это ведь не конец жизни, а венец. Неужели человек в 70 лет хуже, чем был в 20? Да, он был когда-то моложе, но со старостью пришла и мудрость. Так и Кишинев. Думаю, что время работает на город. Мне он нравится в любые времена. Кто-то говорит: хуже-лучше, критикуют дороги. Но я бы чаще смотрел не под ноги, а в небо Кишинева, на его леса, на лица горожан, ощущал бы атмосферу. Бывает, приезжаешь поздно, выходишь за полночь побродить по кишиневским улочкам и чувствуешь энергетику города. Здесь много молодежи, разве это не прекрасно?
Будь Кишинев человеком, это был бы мужчина или женщина?
У города нет пола, как и у души. Это целостный удивительный организм.
Если бы у вас была возможность что-то изменить в городе, что бы это было?
Я не архитектор. Ничего бы не трогал, больше бы оставлял. Недавно оказался на Старой почте и был поражен. Это место сохранилось. Такое ощущение, что я побывал где-нибудь в Капаклии или Нижних Андрюшах. Казалось бы, городская обстановка, а это место живет деревенской жизнью. Это удивительно. Я бы это сохранял.
Какое место в столице для вас по-особенному значимо?
Армянское кладбище. Аллея классиков. Не перестаю открывать для себя что-то новое. У моего любимого писателя Юрия Трифонова есть такая фраза: «Жить в городе и не любить его, все равно, что спать с нелюбимой женщиной».
Как вы относитесь к стрит-арту: различного рода инсталяциям, граффити и т.д.? Это искусство или красиво названный вандализм?
Прекрасно отношусь. Пусть город живет. Это творчество. Только нужно понимать, где это уместно: если, не дай Бог, на здании филармонии или театра, или памятнике, это, конечно, плохо. Но если люди украшают дальние спальные районы, почему нет? Здорово. В Москве этого очень много: была обшарпанная стена и вдруг, спустя время, видишь на ее месте огромный портрет Эйзенштейна. Великолепно.
Уже 30 лет вы живете в Москве. Таким ли представляли себе Кишинев будущего, когда уезжали?
Город такой же. И я с ним никогда не расстаюсь. Красота пустыни не в пустыне, а в душе араба. Я люблю возвращаться. Есть строки: «По несчастью или к счастью, истина проста: никогда не возвращайся в прежние места». А я люблю возвращаться сюда снова и снова.
У нас много обсуждают, чем привлечь в город туристов. Что может стать такой изюминкой?
О! Гении места. Нас притягивают к месту гении. Никто бы не знал Болдино, если бы там не работал Пушкин. Никто бы не знал Клин, если бы там не творил Чайковский. Никто бы не знал Витебска, если бы не было Шагала. Город притягивает гениями культуры. Я пожелал бы кишиневцам чаще вспоминать о тех, кто одарил Кишинев своим гением. Это Гольденвейзер – титан пианизма, а о нем здесь даже не знают. Это, конечно, Щусев, великий архитектор. Это и Николай Баянов, и Петр Лещенко. А Дубиновский? Среди наших известных современников так много кишиневцев! Я бы рекомендовал городским краеведческим музеям связываться с людьми. Пусть мне позвонят, я дам десятки фамилий. Люди такое расскажут о городе! Например, Наум Клейман, мыслитель, входящий в пятерку киноведов мира. У него трагические воспоминания о Кишиневе, потому что он отсюда был выслан с семьей. Но это тоже история. Мало кто знает, что в городе есть мемориальная доска Толстого. Надо привлекать именами, а не палаточными городками.
Что вы обычно показываете приезжим гостям?
Центральный парк, Аллею классиков. Армянское кладбище. Давняя традиция — искупаться в Комсомольском озере. Рядом можно зайти в ресторанчики, где, кстати говоря, очень вкусно готовят.

Если бы вы были волшебником и имели много ярких красок, Кишинев по-прежнему был бы белым?
Мы все понимаем, что это метафора. Кишинев разноцветный и яркий. Хотя для меня, конечно, он больше зеленый.
Что хотите пожелать горожанам в этот день?
Одного: быть кишиневцами! И понимать, что ты живешь в лучшем городе на земле. Или убедить себя в этом.