+7 (499) 672-03-62 / vvp@galeria.ru

ИОНУ ДРУЦЭ - 92

ИОНУ ДРУЦЭ - 92 03.09.2020

ИОНУ ДРУЦЭ - 92

ГАЛЕРИЯ БЛАГОДАРИТ ЗА ГОДЫ И ТВОРЧЕСТВО КЛАССИКА СОВЕТСКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ, ПИСАТЕЛЯ, ДРАМАТУРГА, ПУБЛИЦИСТА.
ПУбликуем статью издателя Владимира Пирожка.

Вечнозеленое древо Иона Друцэ

Как, когда, при каких обстоятельствах мы обретаем себя, то есть осознаем себя в цепи поколений, задумываемся о своем родстве, корнях. Я это помню точно, до деталей.
73-й год, Львов, училище. Я второй раз не в Молдавии, не на родине встречаю осень. По казарме гуляет 10-й номер «Юности», Ион Друцэ «Запах спелой айвы». Пробило как пароль в детство. Втянул первое предложение, и на волне памяти, на ощущении только своего, только мне понятного унесло в родные края - к мягким, сладким холмам Молдовы. 
Мы с автором разговаривали на одном языке, точнее, он озвучивал мои сновидения, мечты, потаенное и подводил к главному, к осознанию: так вот откуда я! Вот кто я есть! 
«На древних акациях, распоровших своими костями толстый слой асфальта, галдели воробьи. И со стороны Костюженского шоссе несло гарью. Видать, где-то в садиках жгли прошлогоднюю листву. Каждый год с этого дыма начиналась весна в молдавской столице, а весна хороша, когда ты дома. И видимо, поэтому едкий дым нагонял на учителя жуткую тоску».

О ком он пишет, Ион Друцэ? Это же обо мне. Это мою тоску он облекает в слова, мою любовь к родине возвращает, напоминая мне.
Все творчество Друцэ – это взгляд на родину. И нет для него драматичнее вопроса: когда, как и почему уехал из Молдовы? Все его творчество – это возвращение на круги своя, поиск духовного озарения, духовного осмысления, начало которому деревушка Околино, что на берегу Днестра. Здесь его святая святых, каса маре и здесь витают над его памятью птицы молодости. 

                                 Друцэ-Внутренний голос.jpg                      Друцэ-Одиночество духа.jpg

 Друцэ не поучает, он выдыхает: «Малая родина – это не только вечный спутник нашей жизни, она – опора нашего духа, смысл наших трудов, главный вершитель наших судеб.» Как и его герой, сын Иосифа, он любит свой родной Назарет. Он по нему тоскует. Здесь прошли годы отрочества и юности, годы вызревания духа, годы постижения слова.
«Слово – это великий Божий дар. Им не следует пользоваться впопыхах, всуе. Пустословие – великий грех». 
Слово Друцэ – это слово о себе. Это «уединение пророка, которому суждены не лавровые венки, а камни, и, чем яростнее, чем настойчивее будут травить, тем, стало быть, ты их глубже достал, и, стало быть, да здравствует свет, да скроется тьма».
Слово Друцэ несет бремя нашей доброты.
Слово Друцэ - это источник кристальной чистоты и свежести. Прикоснитесь, вслушайтесь в него. Отключите мобильный и останьтесь с ним наедине, войдите в мир его образов, раздумий - и вернетесь обновленными.
Ион Друцэ - безусловно молдавский, как Фолкнер - американский, а Маркес - латиноамериканский или Распутин – сибирский.
Но как великий писатель, он принадлежит не только своим землякам, на его слово отзываются и финн, и ныне уже не дикий тунгус, и друг степей калмык. Он интернационален, ибо его темы - вечные, близкие каждому.
Его герои, обращаясь к корням, нет, никогда, не расставаясь никогда с отчиной землей не могут не быть пастырями, иноками, князьями духа. Мудрецами - а во многа мудрости многа печали. Одиночество - не их призвание, они открыты добру как Самаритянка, они работящи как пастырь, они сгорают в каждодневном труде как Шукшин, они прорываются к истине как Лев Толстой, но по сути они одиноки. Ибо Слово пастыря, Учителя, требующее содействия, сопереживания,  натыкается на суетность, естественное непонимание.
О пастыре в «Одиночестве духа» Друцэ пишет: «Сколько они его ни хаяли и травили, и на тот свет отправляли, пытая, а он стоит на своем и точка. Он, изгой, играет на свирели, а они, прожившие жизнь в уютной долине, прикипели душой к телевизору, и нет для них большей радости, чем цветной футбол».
О ком он пишет?
«Его влияние каким-то таинственным образом расходилось по долине, и ничего нельзя было с этим поделать. Менялись власти в селе, менялись поколения, но его авторитет оставался незыблемым». 
О ком это Друцэ? О себе. О своем влиянии. О своем авторитете.
Ион Друцэ. Нам еще предстоит осмыслить это явление XX века, как предстоит осознать многонациональное  единение, анклав, спрессовавший сотни народов, тысячи языков, обычаев - в единое духовное пространство. И чтобы мы сейчас ни писали об иллюзорности, лицемерии, проблемности дружбы народов в годы советской власти - по мне лучше подобная абстрактная дружба, нежели проточная кровь Сумгаита, Оша, Вильнюса ….. 
Да, Атлантида под тяжестью времени и закономерных случайностей погрузилась в слои вечности и не надо ностальгировать – надо понять, взять лучшее в сегодня, в будущее, что дала человечеству великая и непонятая держава. 
А оставила XX веку советская страна не только военные победы, великое кино.
Но и может, прежде всего, своих разноязычных глашатаев, как космические корабли вводившие в мировой контекст опыт, культуру, мудрость народов, их взрастивших, их призвавших.
Чингиза Айтматова позвали алые маки Иссык–Куля,  Расула Гамзатова - горная мудрость Цадаса, Юрия Трифонова высветлил отблеск костра, Василя Быкова отметил знак беды. Иона Друцэ вызвало из небытия кристально чистое преклонение перед трудом хлебопашца и бессмертие Звонницы.

Страна Друцэ - это вечнозеленое древо фольклора, черно-красный ковер Падурянки, пленительный Последний месяц осени, но и борение духа, исторические катаклизмы Балкан,мужество и достоинство человека, в 1962 году сказавшего о мужестве и достоинстве Солженицына.
Ион Друцэ, созданный Молдовой, принадлежит мировой цивилизации, как не Молдове, а всему человечеству дарованы молдавская энергия, родство с землей, вековое умение виноградарства, мелодия бусуйка ши файе верде.
Друцэ - такое же достояние и состояние Молдовы, естественное и привычное, как примэвара, лумина, апэ.
Грустно, что Друцэ не издавался в России десятилетия. Пусть эта грусть будем расстоянием размышления, паузой нашего великого современника, который возвращается к своему читателю. Да и читатель его, по иронии истории, вновь обживает Россию, где все чаще, после четвертьвекового молчания, звучит лимба ноастрэ - но эта тема другого Друцэ, который уверен, обретает дар речи.
Одиночество духа - так озаглавил один из своих рассказов  автор. Дух писателя, мыслителя, художника всегда одинок, ибо независим, подвластен только биению сердца и опыту пережитого, осмысленного.
Дух одинок в процессе творения и дух, мысль, нравственность писателя обретают аудиторию, становятся народными, когда соединяются с читателем.

                         Пирожок и Друцэ.jpg

Поздравим вас, наш желанный читатель, с этой встречей, с радостью диалога, с убеждением и пониманием того, какое богатство даровал нам молдавский народ, выведя на всемирную  орбиту литературных шедевров Иона Друцэ. 
Антон Чехов как-то заметил: мне хорошо только от мысли, что где-то рядом ходит по пашне Лев Толстой.
Порадуемся и мы, что, в Москве, в год своего 90-летия, созидает на поле души человеческой Ион Пантелеевич Друцэ, творения которого счастливо перешли в век XXI.

Трудно быть Ионом Друцэ.
Природа, цара  ноастрэ  одарили  мощным талантом, талантом требовательным, и ты уже не можешь генный самородок разменять на дешевые пятаки суетной писанины. Ты у вечности в плену. 
Трудно быть Ионом Друцэ.  Особенно сейчас, когда родная земля осиротела, и сотни тысяч  соплеменников оторваны от каса маре, от фамилии. 
Когда наша суть, сама национальность, молдавскость, наши история и язык, дух ставятся под сомнение, и каток глобализма или беспамятства грозит подмять нашу единственность. 
Друцэ – последний молдованин? И да – и нет. Друцэ – вечный. 

                       Пирожок и Друцэ2.jpg

Трудно Иону Пантелеевичу нести бремя доброты, призывать к возвращению на круги своя, напоминать, пробиваясь к сердцам... О святая святых, об уроках одинокого духа, о первозданности спелой айвы, о том последнем месяце осени, когда вокруг дома, вокруг родителей собираются, отогреваясь, блудные дети... 
Сложно Иону Друцэ соответствовать своему гению, своей уникальности, своему нравственному кодексу. 
Звание Иона Друцэ как вершину нации, еще надо заслужить. И мы с вами счастливцы, ибо заслужили нашего пророка, нашего летописца, нашего строгого и справедливого учителя – Хорию.
У нас есть свой Ион Друцэ – Личность и Мир, сотворенный писателем. Вселенную Друцэ у нас никто уже не отнимет. Этот мир пребудет с Россией и Молдовой вовеки, бережно передаваясь из поколения в поколение. У нас есть свой Ион Друцэ – и он единственный. 
Такие художники единожды случаются, чтобы довести наш грешный дух на тропу покаяния.
Прислушаемся к слову Писателя. Мы свиделись в начале августа, я пришел с гостинцами, хозяин извинительно: работаю, а работать надо на голодный желудок
Мы проговорили часа три, удивительно движение времени с собеседником, который не подбирает, не фильтрует слова, речь Друцэ - это отдельный жанр, в котором властвует мысль- не отпускающая , украшенная образностью.

О чем  думает сегодня, приближаясь к десятому десятку своих лет мудрец? 
Он резко сократил,  ужал общение, ему интересно дома за письменным столом, он полностью посвящен новому творению (какому?- нет, это тайна для всех) и он открыт миру, интернет - его гид по дню сегодняшнему.
«В какое удивительно увлекательное время мы сейчас живем, событие одно ярче 
 другого, ярче, страшнее , поразительнее. Спектакль завораживающий. Одна беда: мы, увы, не зрители , мы - участники этого представления».
Друцэ с нами, он продолжает расщеплять время , думает - о нас, о мире и всегда с ним ценности вечные , истина добра, любви.
Рассказал о судьбе сибирского ссыльного, которого спасли в послевоенных лагерях русские женщины, простые, святые, сердечные, участливые.
Он не расстается с родиной, соединен с ней неразрывно, в курсе всех событий.

«Володя, ой, беда. Знаешь , на севере Молдовы более 300 сел уже обезлюдили,
сейчас выгоднее оставшимся трем-четырем старикам дать квартирку в райцентре, чем обеспечивать в деревне электричество, газ».
Исход нации - боль писателя, которая саднит и не отпускает.
«Работящий душевный народ, а лидеров нет!» - подытожил.

Трудно, но прекрасно быть Ионом Друцэ.
«Кто причислил вас к поэтам?» – спросила судья у Иосифа Бродского, которого обвиняли в тунеядстве.
«Я думаю, это (растерянно)...от Бога» – ответил он.

Ион Друцэ – летописец, мыслитель, просветитель от Бога.
Поклон Вам, Ион Пантелеевич - ши мулц ань.

ВЛАДИМИР ПИРОЖОК,
издатель