/ +7 (495) 665 48 37

ДОМ ОСОБОГО СОДЕРЖАНИЯ

ДОМ ОСОБОГО СОДЕРЖАНИЯ 11.02.2015

ДОМ ОСОБОГО СОДЕРЖАНИЯ

Дом Советов на Берсеневской набережной г.Москвы – визитная карточка времени. Достаточно прочесть имена жильцов, запечатленные на его мемориальных досках. Архитектор проекта Б.М.Иофан, маршал СССР М.И.Тухачевский, авиаконструктор А.И.Микоян, композитор А.В.Александров, писатель Ю.В.Трифонов… Именно он написал книгу о жильцах дома, закрытой касте, которая распоряжалась человеческими судьбами. «Дом на набережной и его обитатели»  – история целого квартала, жители которого прошли вместе тюрьмы, каторги, ссылки… Юрий Валентинович называл этот дом то кораблем, то  Ковчегом, плывущим в неведомую даль времени.
Книга о доме на набережной и его обитателях   - рассказ о судьбе нескольких поколений, смотрящих из окон на Кремлевские башни и панорамный вид Москвы-реки. Рассказ о знаменитых летчиках-героях, воевавших в Испании и покорявших Заполярье, Антарктику и Северный полюс, о красавицах, бесследно исчезнувших в лагерях ГУЛАГа, о наркомах, не спавших ночами, создавших могущественную супердержаву – СССР, и бледнеющих от телефонного звонка аппарата с гербом этой страны. О замечательных воинах и гениальных ученых, о тайнах, о мальчиках, ушедших воевать в 17 лет, и о многих других, кому выпало жить в Стране Советов и в знаменитом доме с видом на Кремль.
Дом  Правительства - это жизнь иной реальности, далекой от коммунальной Москвы 30-40х гг. Квартиры в этом Доме были невероятных для СССР огромных размеров (некоторые 150 кв.м.), внутреннее убранство было продумано до мельчайших деталей. Кухни были снабжены шкафами-холодильниками, лифтами для вывоза мусора.
Окна в доме  и паркет были из дуба, шпингалеты – бронзовые, а  плафоны на потолках расписаны реставраторами из Эрмитажа.
Но судьба жителей Дома висела на волоске. Его обитатели исчезали, и об этом знали все. Знаменитый в те времена журналист  Михаил Кольцов, получив ордер на квартиру в этом доме, пришел к Корнею Ивановичу Чуковскому. Тот покачал головой и сказал: «Вот беда-то: и въезжать нельзя, и отказаться нельзя».
Схема была простой и зловещей: если жилец более не  устраивал власть – его сначала лишали работы, потом жилья, потом он исчезал… Отсюда в «воронках»,- машинах с зашторенными окнами, увозили  в небытие.
К началу войны из двух тысяч жителей дома около 800 стали жертвами репрессий, не обошла судьба и мальчика Юру Трифонова из 137-ой квартиры. Юрий вырос, стал писателем и одна из его книг называется «Дом на набережной». Эта книга сделала дом известным во всем мире и дала ему новое имя.
О людях, живших в этом доме, рассказывает книга «Дом на набережной и его обитатели». Об их   любви, страданиях, страхах, предательствах и бесстрашии, слабости и величии духа и о многом другом.